Menu

Cart

Дедовские снасти

Круг снастей, с которыми мы ознакомимся в этой главе, — это условно очерченная группа рыболовных орудий, использовавшихся нашими предками со времен Киевской Руси и приблизительно до середины двадцатого века.

Такой широкий временной охват вызван рядом причин, среди которых, в первую очередь, нужно назвать высокую степень ≪консервативности≫ рыболовных орудий вообще. Кроме этого, следует учитывать тот факт, что и в двадцать первом веке рядом с современным любителем рыбной ловли рыбу удят рыболовы, чьи снасти мало чем отличаются от таковых у наших предков, живших тысячу лет назад. Начиная разговор о сравнительно обширном промежутке времени, отметим, что в течение этого срока конструкция и способы применения рыболовных снастей менялись не очень существенно.

Как и техника вообще, рыболовные снасти попадают в схему медленного развития до рубежа восемнадцатого-девятнадцатого веков, после чего вместе с технической революцией начинается и все ускоряющееся развитие рыболовной снасти.

Конец двадцатого века стал определенным этапом в развитии рыболовной снасти в нашем отечестве, довольно резко изменившим не только наши рыболовные снасти, но и наш взгляд на многое, связанное с этим хобби. Именно поэтому снасти, применяемые с этого времени, мы рассматриваем в главе ≪Современная рыболовная снасть≫.

В этой же главе — старинные, или дедовские снасти. Прежде всего — две небольшие зарисовки об этих самых дедовских снастях. Первая из приводимых нами коротких историй произошла не так давно на небольшой речке на Брянщине.

Ранним утром на реке слышен хохот. Смеются молодые рыболовы над старым дедом, сидящим на берегу с суковатым удилищем и сосредоточенно разглядывающим большой пробковый поплавок, мирно покачивающийся в дедовой тени на небольшой волне, поднятой проплывшей мимо стаей домашних гусей.

Объект насмешки, однако, мало смущен. Он спокоен. Более того, смеяться, покачивая головой, начинает он, когда, собравшись домой, укладывает в кирзовую сумку рыбу и видит вытянувшиеся лица насмешников, разглядывающих богатый дедов улов.

— Ишь, старый браконьер! — только и находят что сказать юные весельчаки, видя, что свой улов старый рыбак извлекает в основном не с крючка удочки, а из какой-то плетеной корзины чудной конструкции, которую он вытащил из воды, потянув за лежащую у его ног веревку. Большинство впервые видит самодельную, старую, как само рыболовство, снасть — верша, вентерь, кубырь и т. д.

Вторая повествует о применении ≪дедовских снастей≫ на берегах Азовского моря и приведена в книге В. Смирнова ≪Волшебная мормышка≫.

...На берег приходил огромный кряжистый старик, подпоясанный ярко-красным кушаком и с пестрой косынкой на голове. Старик ловил кефаль способом, который можно было бы назвать поистине ковбойским, при помощи лассо. В двухметровой петле тонкого каната находилась кошельковая сетка, а продолговатые свинцовые грузила моментально погружали эту старинную снасть в воду.

Сегодня такой способ, требующий от рыбака отменной реакции и предельной точности, наверняка считается браконьерским. Тогда он назывался ≪наметом≫, и овладеть искусством ловли этой снастью мог далеко не каждый.

Старик пристально смотрел на море и, увидев стайку кефали, метал намет. Сетка падала на стаю и через мгновение, резко затянув петлю, старик вытягивал ее из моря
.

Снасти, о которых пойдет речь в этой главе, относятся к старинным орудиям лова, по тем или иным причинам сегодня уже практически не употребляющимся или употребляющимся в отдельных случаях. Имеется в виду рыбацкий инструментарий, изобретенный очень давно, но в той или иной форме дошедший до нашего времени в первозданном виде. Впрочем, знакомясь с древнейшими орудиями лова, невольно приходишь к мысли о том, что уход со сцены каких-то видов рыбацких снастей —весьма относительное явление и не имеет абсолютного характера.

Итак, оглянемся назад. Вполне понятно — именно лов рыбы, как способ добывания пищи, был первым побудительным мотивом, заставившим человека заняться рыбалкой. Этот факт определил и характер, и способы рыбной ловли наших предков. Рыбалка велась с целью добычи (благо, обилие рыб в те далекие времена делало эту цель совершенно реальной), и древние славяне широко применяли способы и орудия лова, которые сейчас оцениваются как промышленные или, как об этом говорят некоторые участники приведенных нами в начале главы случаев, — браконьерские.

Одними из древнейших, по-видимому, были так называемые стационарные орудия лова или ловушки. Материалом для этих рыбьих ловушек, особенно на первых порах, служило дерево. Жерди и ветки березы и орешника, луб ивы, березы и некоторых других достаточной гибкости пород деревьев широко применялся для плетения ≪морд≫, крылен, вентерей и т. п.

Так как подобные устройства дают ощутимый улов при удачном выборе места и условий их применения, то они, в слегка усовершенствованном виде, то есть изготовленные уже не из дерева, а из более современных материалов, благополучно дожили до наших дней и довольно широко применяются разного рода рыбацкими артелямии кооперативами.

Из известных нам письменных источников (летописи, сказания и т. д.) видно, что очень часто этот лов и в старину был коллективным, так как установка ловушки и выем рыбы требовали больших затрат физической силы.

Название как самой снасти, так и ее частей почти в каждой местности было свое ≪старинное — привычное≫. Поэтому рассказывать о них удобнее в терминах устоявшихся, дошедших до нынешних времен.

Принцип действия этих устройств, как уже упоминалось, взят из охотничьего опыта и заключается в том, чтобы направить объект охоты, в данном случае — рыбу, в разнообразные приспособления типа загона, откуда у нее нет выхода или он максимально затруднен. Осуществляется это расположением на пути рыбы перегородок различной конструкции, материалом для которых длительное время служили деревянные колья, различные плетенные или вязанные из хвороста ≪крылья≫.

Известен способ, являющийся самым простым вариантом конструкции такого рода ловушки. В деревнях, по берегам богатых рыбой водоемов, еще в прошлом веке, зимой, прорубив над ними лед, огораживали ямы, где собиралась на зимовку рыба, прочным плетнем. А затем, помере необходимости, черпали добычу до самого ледохода. Просто и эффективно.

На реках со значительным весенним движением рыбы на нерест производилась еще более крутая ≪экзекуция≫, называвшаяся установкой еза. Ез —это запруда из кольев и хвороста, где скапливалась идущая на нерест рыба. Ее извлекали из воды разными способами, начиная от черпания. простой корзиной и оканчивая выемкой рыбы при помощи вил и багров.

Такие способы лова считались уделом либо людей богатых, либо бездельников, что и закреплено в старинной поговорке: ≪Рыбак да охотник — не работник!≫ Кстати, сейчас лов рыбы на зимних ямах — стойбищах рыбы — почти повсеместно запрещен. Особенно на крупных озерах и водохранилищах. А ≪езовую≫ добычу рыбы стали запрещать еще с XVII века. Не рыбы ради. Езы мешали судоходству.

Знакомство с ≪рыбными ловушками≫ мы начнем с вентеря, представляющего собой определенную конструкцию, в отличие, скажем, от простого забора из хвороста, которым огораживались зимние стойбища рыбы.


Анекдот

От людей, не испытывающих влечения к рыбной ловле, рыболов отличается уже тем, что он на одну мечту богаче других. (А. А. Шахов)

Log In or Register