Menu

Cart

Удилище

Роль этой части удочки трудно переоценить. Восторженные поклонники называют удилище даже «продолжением руки рыболова», подчеркивая тем самым, что через удилище идут все тактильные ощущения рыболова во время ужения. Более того, весь процесс лова управляется удилищем. Им производится заброс крючка с наживкой в нужное место (удилище с успехом выполняет здесь роль пращи). Удилище служит для производства подсечки — этой вершины всякой рыбалки. Благодаря своей гибкости, оно служит пружиной, не позволяющей рыбе натянуть леску до ее разрыва, в момент борьбы после подсекания и при вываживании пойманной рыбы. Именно при помощи удилища водится рыба «на кругах» или «выкачивается» до полного ее утомления.

Что же оно из себя представляло по существу? Длинный, чаще всего деревянный хлыст, к которому крепилось все остальное — леска, поплавок, поводок, грузило и крючок. Этот важнейший элемент поплавочной удочки и в старину, и доныне изготавливается в двух вариантах. Удилища делались либо цельные, либо составные. Их еще называют многоколенными. У нас, правда, составные удилища стали применяться широко рыболовами только к середине нынешнего века.

В первой половине двадцатого века человек с составным удилищем считался не серьезным рыболовом, a городским фертом», плохо разбирающимся в рыболовстве. «Настоящий» рыбак имел «бамбуковую рощу» цельных хлыстов невероятной длины и ни за какие коврижки составным удилищем ловить бы не стал.

Вообще-то, оба варианта конструкции удилища имеют свои положительные и отрицательные стороны. Очевидно, что цельное удилище более прочно, поскольку не имеет ослабляющих его узлов-соединений. А многоколенное удилище, возникшее позднее, удобнее своей портативностью и транспортировкой.

Длина удилища в недавнем прошлом колебалась в пределах 2,2—5,5 метра, ограниченная, в основном, качествами материалов, шедших на его изготовление, и зрением рыболова (за поплавком, находящимся на десятиметровом расстоянии, довольно утомительно пристально следить длительное время). Влияние физических и механических свойств применяемого материала тоже очевидно — цельный шестиметровый хлыст из березы или даже из бамбука — это не та снасть, которая будет «легка и неутомительна в обращении». Орудовать этой удочкой весьма обременительно даже физически сильному мужчине.

К тому же многоколенное удилище подобного размера и веса очень быстро теряет свои качества и начинает разваливаться в сочленениях, что укорачивает срок его использования.

Рассказывая о роли удилища в общей конструкции поплавочной удочки, следует помнить, что о каком-то приоритете элементов поплавочной удочки говорить почти невозможно. Это столь продуманное и разумно построенное приспособление, что исключение хотя бы одного из ее элементов приводит к «распаду и потере качества» всей конструкции.

Знакомясь с временами, когда удилища изготовлялись самим рыболовом и из естественных материалов, то есть из побегов различных деревьев, видишь, что для этого требовалось знать родную флору.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что опыт этот может быть вполне актуален. Во многих случаях удилища и удильники можно сделать из натурального материала, каким является дерево, качественно не уступающими (или уступающими лишь незначительно) многим современным промышленным изделиям. К сожалению, среди определенной части и молодых рыболовов, и тех, кто «добывает рыбу» давно, бытует мнение, что это рыболову-любителю ни к чему. И, что удивительно, знания о нашем растительном мире стали редкими не только среди рыболовов-любителей горожан. Довольно часто выходцы из сельской местности тоже не все знают, какое дерево лучше использовать для удилища, например, для донной удочки. Хотя изготовление деревянных удилищ — это очень недавняя история. Массовое применение их, особенно в сельской местности, имело место еще тридцать лет назад.

Сплошь и рядом ботанические познания современного рыболова-любителя сводятся к поверхностному знакомству с названиями наиболее часто встречающихся деревьев. Ориентироваться в качестве и свойствах различных древесных пород нынешний рыболов может только в редких случаях, а это обедняет общение с природой. В России традиционно люди, увлекающиеся рыбалкой, всегда были, кроме всего прочего, людьми увлеченными, умеющими многое рассказать о родной природе, о ее флоре и фауне. Ведь гораздо интереснее заниматься любимым делом, зная в то же время, под каким ты деревом сидишь и какая птица украшает своим пением твой, как говорят японцы,, «изящный досуг». «Изящным досугом» они называют всякое общение с природой, и это выражение очень удачно передает состояние человека во время пребывания на природе.

К счастью, традицию глубокого внимания к родной природе в большинстве своем нынешние рыболовы — и любители, и спортсмены, и профессионалы — продолжают. Особенно это проявляется в области ихтиологии — современный рыболов знает куда больше своих предшественников. Многие рыболовы-любители разбираются не только в латинских названиях рыб, но и свободно ориентируются в их биологии и физиологии. И если вам, начинающий рыболов-любитель, повезет с таким асом встретиться, вы почерпнёте из этого общения массу полезного для себя, такого, что весьма поспособствует вашему росту не только в качестве рыбака-любителя, но и в качестве натуралиста, человека, глубоко знающего и любящего родную природу!

Среди рыболовов-любителей есть настоящие академики в ихтиологии, прекрасно ориентирующиеся не только в биологии и физиологии рыб, но имеющие глубокие и обширные познания в ботанике и энтомологии (биологии насекомых). И этому не стоит удивляться. Ведь известно, что лучше всего у человека получается то, что ему нравится делать. И всякое знание, касающееся его хобби, он усваивает быстро и без напряжения.

Кстати, Американское общество рыболовов, основанное более ста лет тому назад, состоит из одних ученых. Правда, их не много, всего около десяти тысяч человек, при том, что рыбалкой увлекается ничуть не меньшая часть населения, чем у нас.

Среди рыболовов и у нас наберется наверняка не меньше людей, чьи познания в этой области могут быть оценены как научные, хотя большинство из них — люди совершенно других, не связанных с биологией профессий. Во времена самодельных удилищ каждый рыболов-любитель должен был знать, что материал для изготовления удилища заготавливают не когда придется, а только в сроки, строго диктуемые биологией данного представителя растительного мира. Для деревьев, традиционно использовавшихся отечественным рыболовом, лучшим временем заготовки хлыстов для удилищ являлась осень. К этому времени в древесине прекращаются или сильно замедляются процессы роста, снижается влагосодержание, и она приобретает наибольшую плотность. К тому же - впереди зима, а, значит, у рыболова есть время сделать качественное удилище, не спеша произвести все необходимые технологические операции. Как говорится, у рыболова и в старину было чем занять «долгие зимние вечера».

Какие же породы деревьев использовались для удилищ? Чему отдавалось предпочтение при выборе материала для заготовки хлыста?

Абсолютным приоритетом в классе отечественных пород, идущих для изготовления удилищ, несомненно, пользовался можжевельник, и это признается всеми авторами и практиками. Впрочем, слово «пользовался» можно употребить только в ограниченном смысле. Можжевеловое удилище, причем отличного качества, не уступающее по многим параметрам современным удилищам, можно встретить и сегодня. И не только в глубинке. Хотя и не так уж часто. Из можжевельника получаются отличные удилища для донных удочек и удильники для разнообразных зимних снастей.

Мы расскажем только о тех породах деревьев, чьи ветки и молодая поросль наиболее часто употреблялись любителем-рыболовом для изготовления удилищ.

Можжевельник обыкновенный (верес) — Juniperus communis L., растение семейства кипарисовых. Это вечнозеленое хвойное дерево, редко достигающее высоты дерева и чаще растущее в виде кустарника 1—3 метра высоты. Именно трудность в нахождении достаточно длинного хлыста являлась основным недостатком этого растения как поставщика материалов для удилищ.

Можжевельник имеет так называемый циркумбореальный тип ареала и довольно обычен в лесостепной зоне европейской части России, а также в Сибири. Поэтому рыболовы ухитрялись находить длинномерную поросль, из которой выходили удилища с уникальными по тем временам качествами.

Хорошо изготовленное можжевеловое удилище может быть согнуто в кольцо, но не ломается и не теряет при этом своих механических свойств Даже современные материалы не все обладают подобными возможностями. Л. П. Сабанеев справедливо писал по этому поводу: «Всякий настоящий рыболов согласится, что самые лучшие и, главное, надежные удилища — цельные. Самые лучшие заграничные складные удилища не могут спорить с ними в крепости и без катушки почти непригодны для лова крупной рыбы». И лучшим цельным, стальной прочности удилищем было именно удилище можжевеловое. Как никакое другое натуральное удилище, оно отвечало требованиям, предъявляемым к основе поплавочной удочки. Правда, многие находят его хлыстоватым, то есть гнущимся по всей длине, но это, кроме объективной оценки, еще и дело вкуса. Мечта об абсолютно жестком удилище свойственна некоторым спортивным рыболовам, а любитель всегда ценил известную хлыстоватость. Следующим по частоте применения деревом, дававшим хлыст для удилищ, была береза.

Береза — Betula (на территории нашей страны известно много десятков ее видов) — это украшение наших лесов — стояла на втором месте в ряду поставщиков материала для удилищ. Это общеизвестное красивое дерево с белой корой. Молодая березовая поросль может дать хлыст в шесть метров длины при сравнительно нетолстом комле, почти не требующем обработки рубанком. Понятно, что рыболов, пользующийся подобным удилищем, должен был иметь сильную кисть и тренированную руку. Удельный вес древесины березы весьма немалый для такого рода снасти, каковым является удилище, и управляться с ним было совсем не просто.

Рябина — Sorbus aukuparia, или рябина обыкновенная, была поставщиком отличных заготовок для удилищ. Ее прочная древесина издавна пользуется спросом при изготовлении любых деревянных изделий.

Липа — Tilia cordata, или липа мелколистая (она наиболее широко у нас распространена), может дать хороший хлыст для легких удочек. Широко известна популярность липовой древесины у русских умельцев, производящих из нее ложки, посуду и т. п. Ее мягкая, прекрасно обрабатывающаяся древесина хорошо расписывается.

Орешник — Corilus avellana, или лещина обыкновенная, принадлежит к семейству березовых. Дающая обильную длинномерную и почти бессучковую поросль, лещина предлагает широкий выбор заготовок и возможность подобрать не только необходимые размеры в смысле толщины и длины, но и подобрать хлыст с наименьшим количеством «лишних» изгибов. Такие качества оценены были не только рыболовами. Из лещинового прута изготавливались и грабли, и трости, и обручи для бочек.

После выбора хлыстов для удилищ начинался довольно длительный процесс их обработки. Первой в технологической цепочке по изготовлению древесного удилища была сушка, а точнее — завяливание, так как ее необходимо было проводить не на солнце или у огня, а строго в тени и достаточно длительное время.

Эта операция совмещалась с выравниванием заготовки. Заготовки максимально распрямлялись и помещались в сарай или на чердак, где они сохли всю зиму. Существовало несколько способов выравнивания хлыста. Чаще всего это делалось на стене сарая или под крышей сеновала, где его крепили к ровным поверхностям при помощи скоб или приматывали веревкой к подходящей доске или балке. Хорошее качество выравнивания получается при сушке хлыста «в отвес», когда он крепится к потолку сарая, а на комель привешивается груз. Применяли этот способ редко из-за того, что висящий хлыст с утяжелением занимает больше места, чем закрепленный на стене.

Перед растяжкой заготовок для просушивания оставляли кору на концах (чтобы продлить процесс сушки в наиболее утонченной части и не допустить ее деформации и растрескивания), но тщательно очищали ее со всей остальной поверхности хлыста.

Ранней весной процесс изготовления продолжался с того, что, удилище «строили». Строем удилища называется форма его изгиба под нагрузкой и место расположения центра тяжести. Правильное построение удилища с центром тяжести, находящимся приблизительно около того места, где во время ужения расположена рука рыболова, облегчает управление, позволяет дольше и свободнее манипулировать им во время ужения, обеспечивает возможность правильной подсечки и вываживания рыбы. Следует учитывать, что при наличии общих правил построения удилища есть и некоторые особенности, диктуемые как различием объектов лова, так и индивидуальными склонностями рыболова. При том, что удилище стараются делать максимально легким, для лова крупной рыбы все же предпочтение отдают прочности хлыста.

Построенный требуемым образом хлыст (о строе конкретной рыболовной снасти мы будем говорить в каждом отдельном случае) начинали обрабатывать начисто. Рубанком срезали сучки, сглаживали напильником и наждачной бумагой все шероховатости на завяленных за зиму заготовках. Высушенные и тщательно выровненные таким образом хлысты пропитывали маслом. Применялись при этом различные технологии и различные растительные масла. Большинство рыболовов, как это имеет место и доныне, считают, что освоенный ими метод и есть нечто идеальное. Общим было то, что процесс этот производился как можно более горячим маслом до прекращения впитывания его древесиной. Достигалось это в результате нескольких этапов. Только что промасленный хлыст снова подвешивался или раскреплялся на день-два для впитывания масла и, после того как просыхал, снова пропитывался маслом до полного насыщения. После подобной обработки хлыст приобретает лучшие механические свойства, не так подвержен действию неблагоприятных факторов. Он почти не ломается (или ломается с большим трудом), не пересыхает и не промокает. А это для рыбацкой снасти весьма важно.

Оканчивался процесс изготовления удилища окраской его в соответствующие вкусу хозяина тона. Но при этом, естественно, использовалась водоотталкивающая краска. В старину это была любая масляная или разведенная на олифе краска. Сегодня выбор красок разнообразнее. Однако стоит помнить, что не все они пригодны для окраски удилища. Некоторые нитрокраски, будучи нанесенными на поверхность удилища, при его деформациях трескаются в местах изгибов. Поэтому, выбирая краску для своих удилищ, проделайте несколько опытов для выяснения ее устойчивости к деформациям.

После промасливания и окрашивания нужно снова проверить строй удилища и исправить дисбаланс, который может возникнуть после столярной обработки и нанесения масляного покрытия. В основном на этом этапе обращали внимание на центр тяжести удилища и при смещении его к концу удилища, на рукоять различными способами крепили утяжелители. Старались делать это не просто подвешиванием кусков свинца, а чтобы утяжеления функционировали. Утяжелителем могла стать более массивная рукоять, выполненная из соответствующего материала для уравновешивания веса.

Кроме этих основных этапов обработки и изготовления удилища, существовала масса сугубо индивидуальных приемов и способов, часто изобретенных лично любителем рыбной ловли и в большинстве своем потерянных теперь навсегда...

Размышляя об этом, казалось бы, довольно ограниченном по своей ценности опыте, следует сказать, что не у всех народов он оказался в забвении. Имеет смысл познакомиться с опытом Японии, тем более, что в настоящее время именно из Японии мы получаем снасти неслыханно высокого качества. Например, японскую леску «Микадо» многие рыболовы-любители предпочитают любой другой. С ней в состоянии конкурировать только лески «АБУ».

Так сложилось исторически, что японцы традиционно относятся с высочайшим почтением к мастерству. В чем бы оно не проявлялось, в какой бы области человеческой деятельности не было достигнуто, оно пропагандируется и всячески преподносится как образец, достойный подражания. В Японии есть лучший столяр, лучший точильщик столярного инструмента, лучший изготовитель поплавочных удочек. Есть даже лучший ночной сторож! Эти люди пользуются всеобщим уважением. Они известны в стране. Лучшая из удочек мастера по изготовлению поплавочных удочек, как и скрипка Страдивари, хранится в футляре, обшитом изнутри черным бархатом, на котором прекрасно смотрятся темно-коричневые тона удилища из гикори. Стоимость этого, без преувеличения можно сказать, произведения искусства соизмерима со сто- имостью хорошего дома.

Но вернемся во времена, когда удилища изготовлялись в большинстве своем из дерева, а точнее — в прошлый и в первую половину нынешнего века. Тогдашним рыболовам-любителям уже были хорошо известны разнообразные способы изготовления многоколенных удилищ.

Для сращивания нескольких частей применялись металлические трубки, соединяющиеся дошедшими и до наших дней хитроумными способами, которые были в наше время усовершенствованы и преумножены известными и безвестными умельцами. Особенно широкое распространение получил способ сращивания нескольких частей удилища в один нужной длины хлыст с появлением бамбукового удилища.

Гикори и тонкины, появившиеся у нас не так давно — сорок-пятьдесят лет назад — и получившие широкое распространение только в послевоенные годы, произвели в известном смысле революцию в изготовлении снастей.

Качественный бамбук, а это — темно-коричневый, без зеленого цвета, хлыст с возможно более часто расположенными узлами, даст фору почти любому другому удилищу из древесины. Сделанная из цельного побега удочка демонстрировала рекорды легкости, надежности и прочности, изгибалась под нагрузкой «едва ли не в кольцо» и не ломалась! Правда, некоторые виды бамбука имеют свойство при перегрузках сохранять остаточную деформацию, но это устранимо. Удилище с такой деформацией можно выровнять над огнем.

Как и многие прочие «старые» материалы, использовавшиеся для изготовления рыболовных снастей, бамбуковое удилище на вооружении рыболовов и поныне. И дело не только в том, что мы слишком отстали "от прогресса.

Что-то в нем есть, что заставляет рыболовов снова и снова возвращаться к этому старому и вроде бы отжившему свое бамбуковому удилищу. И если ореховое удилище — большая редкость и его можно встретить разве что только у детворы, да и то лишь где-нибудь в сельской местности, то с бамбуком дело обстоит иначе. Сплошь и рядом мы видим у рыбаков-любителей аккуратно пошитые чехлы, в которых, как стрелы в колчане, теснятся составляющие удилище два-три (редко — четыре) бамбуковых колена. Более того, их стали совершенствовать — появились клеенные бамбуковые удилища, которые многие рыболовы считают вершиной совершенства, поскольку пластмассовую замену люди пока не нашли. И это при том, что снасть эта требует к себе бережного отношения. Ее нельзя класть на воду во время ужения, нельзя допускать пересыхания во время хранения и важно постоянно следить за состоянием соединительных трубок (если это многоколенное удилище). После рыбалки соединительные трубки этих удилищ необходимо протирать насухо и смазывать сухим мылом. А сами удилища хранить в холщввых чехлах или на стеллажах в положении, исключающем их деформацию. То есть в вертикальном положении — вершинкой вверх.

Требует определенного навыка соединение (составление) частей бамбукового удилища перед ужением. Эта простая техника заключается в том, что при соединении и разъединении колен прилагают усилия только к металлическим трубкам, ни в коем случае не воздействуя на бамбук. Самым распространенным методом разборки удилища (а именно в момент разборки возникают трудности, приводящие к поломке) является следующий прием.

Взявшись за металлические трубки рукам и (при этом кисти, естественно, будут находиться близко друг относительно друга), большим пальцем руки, находящейся снизу, отжимают выше расположенную руку, сжимающую верхнюю соединительную трубку. Этот прием помогает избежать перекоса и деформации соединений.

Анекдот

Для рыболова очень важно знать, может ли он при известных условиях погоды, ветра и т. п. рассчитывать на успешный улов. (Л. П. Сабанеев)

Log In or Register